Интервью с руководителем поискового отряда «Азимут», Еленой Толстеневой

О том, как группа добровольцев в Нижневартовске ищет, а главное — находит, пропавших людей

Каждый год в России по данным МЧС и МВД, пропадают более 180 тысяч человек, в день — до 500 человек. Большинство из них удается найти живыми, во многом благодаря организациям, которые занимаются поисками пропавших без вести.

В Нижневартовске за 2020 год из 152 объявленных поисков — найдены живыми 135 человек, 9 – найдены погибшими, 8 – не найдены. Такую статистику нам предоставила Елена Толстенева, основатель и руководитель группы поиска пропавших людей «Азимут» в Нижневартовске.

— Елена, расскажите, как давно существует ваш отряд отряд?

— Однажды я, совершенно случайно, увидела в одном из городских пабликов сообщение от подписчика о том, что у него пропала мама, и он просил людей о помощи в печати ориентировок. Я откликнулась. И сама того не замечая, приняла участие в поисковой операции, которая длилась около месяца. Этого времени оказалось достаточно для того, чтобы прочувствовать ситуацию всеми фибрами, прожить ее, переживать за исход и надеется. Меня стали посещать мысли, что случись у меня, не дай бог, такая беда, и мне не к кому будет обратиться.

Именно тогда я, вместе со своими подругами, решила создать сообщество группы поиска пропавших в соц. сетях. Я была уверена, что найдутся неравнодушные люди, которые примкнут к нашим рядам.

Сообщество мы создали в августе 2015 года. Начинали мы с того, что мониторили соц. сети, и когда находили объявление о пропаже человека — откликались, выходили на поиски. Так продолжалось полтора года.

Потом, в 2017 году, случился один резонансный поиск, который всё изменил. Человек ехал из Башкирии в Нижневартовск. И, то ли доехал, то ли нет — неизвестно. Успел отзвониться родным и сообщить, что сидит на ж/д путях и ничего не помнит, не понимает, где он. Мы стали активно распространять информацию в соц. сетях. Искать его нужно было, преимущественно, в лесополосе, и как раз тогда, к нашему счастью, мы познакомились с ребятами из общества охотников и рыбаков, которые помогли нам в поиске. Человека мы нашли, всё закончилось хорошо.

Евгений Нечитаев, председатель общества охотников и рыбаков, познакомил нас с Русланом Вильдановым (ветеран боевых действия Чечни, представитель «Союза десантников Югры»). И с тех самых пор мы начали плотно сотрудничать, выезжать вместе на поисковые операции, да и просто дружить с парнями.

И в тот же, 2017 год, нам позвонили из УВД и пригласили на совещание. В рамках этого совещания мы подписали соглашение о сотрудничестве. И с тех самых пор, практически ежедневно, мы получаем заявки на поиск, часть заявок от Управления, часть — напрямую от людей. Помимо УВД Нижневартовска, у нас заключены соглашения со Следственным комитетом, УВД Мегиона, Исправительной колонией № 15, также мы сотрудничаем с департаментом образования.

Мы существуем уже 5,5 лет. Но как общественная организация – полтора года.

— Нужна ли какая-то специальная подготовка людям, которые занимаются поисками?

— Мы очень приветствуем, если в наши ряды приходят подготовленные люди. Например, у нас есть девушка, которая служила на границе кинологом, представляете, как нам повезло?

А так, конечно, мы рады абсолютно всем неравнодушным и желающим оказать помощь в поисках, даже людям без специальной подготовки.

— Сколько добровольцев сейчас в вашей группе?

— На постоянной основе – около 30 человек. Но мы ведь все люди работающие, поэтому не всегда удается выйти на поиск полным составом. Часто подключаются родственники пропавших, друзья. Летом, например, у нас был очень масштабный поиск, в котором принимало участие около двухсот человек.

— Расскажите, кто пропадает чаще всего? Дети? Пожилые люди?

— В нашем городе чаще всего теряются подростки, которые в силу переходного возраста решают уйти из дома. И вахтовики, в основном, это просто несерьезные люди, которые пропадают, скажем так, по собственному желанию. Буквально недавно был случай, потерялся парень — вахтовик. В Нижневартовске у него никого нет, ни друзей, ни родных. Приехал на вахту, отработал, охранники отвезли его на ж/д вокзал, но, как выяснилось, на поезд он не сел.

Представьте, День города, все наши волонтеры были приглашены на праздник, все девушки приехали нарядные, в платьях, с прическами, и тут прилетает сигнал, что парня видели в таком-то месте. И мы все на каблуках, в платьях и бегом по подъездам (смеется). Но главное, что нашли. Парень просто спал, хорошо выпивший, в подъезде.

Волонтеры «Азимута», отмечают такую проблему, как отсутствие в городе мест, куда на время можно пристроить человека в состоянии сильного алкогольного опьянения, пока его не заберут родственники.

— Елена, а кого искать сложнее всего?

— Сложнее всего искать маленьких детей и пожилых людей с возрастными изменениями памяти, проблемами деменции, болезнью альцгеймера.

— Дети в основном просто теряют ориентацию в городе, или криминал тоже имеет место быть?

— В основном просто теряются. Идут провожать друга/подружку за 5 км от дома, и начинают бродить по городу. Криминал, связанный с детьми, за все время нашей деятельности был лишь раз.

Что делать, если пропал ребенок:

  • В лесопарковой зоне – не медлите, сразу же обращайтесь в полицию и местное отделение МЧС. До приезда спасателей проведите первичный осмотр просек и линейных ориентиров (река, забор, линии электропередач) в районе пропажи;
  • На транспорте – не вышел с вами на нужной остановке или вы разминулись – сообщите о ребенке дежурному по вокзалу, станции метро, автостанции или сотруднику линейного УВД на транспорте. Поезжайте на следующую остановку, возможно, он там вышел. Если ребенка там не оказалось, звоните в полицию;
  • В общественных местах – на вокзале, стадионах, в ТЦ… — немедленно обратитесь в службу информации или охраны и позвоните в полицию. Попросите объявить по громкой связи о случившемся. Требуйте проверять всех детей подходящего возраста на выходах. Оставайтесь на месте, ждите полицию.

 

— Вам поступил сигнал о том, что пропал человек. Каковы ваши действия? Алгоритм?

— Зависит от того, кто пропал и как давно. Если это ребенок, то информационные координаторы незамедлительно печатают ориентировки, уточняют у родственников все возможные детали. В это же время назначается ответственный за поиск координатор, объявляется сбор в определенном месте, каждому раздаются задания и начинается поиск.

Если это вахтовик, который вышел с работы и пропал, не оставив никаких зацепок – мы не бежим искать его по всему городу. Мы распространяем ориентировки по всем каналам и ждем сигнала от людей. Когда сигнал поступает, мы собираем группу и начинаем прочёсывать ближайшую местность к той, где его видели. Если это лес, то сразу звоним ребятам из общества охотников и рыбаков и вместе с ними начинаем поиски. В лесу мы делимся на группы, и в каждой группе обязательно есть один человек с ружьем. Лес – это очень большая опасность.

— Часто ли помогают ориентировки?

— Да. Ориентировки помогают в 80% случаев. Это называется информационный поиск. Но мы все понимаем, что люди бывают с разной степенью ответственности. Кто-то увидит человека с ориентировки и сообщает нам незамедлительно, а кто-то позвонит спустя два дня. Но мы всегда рады абсолютно любой информации о пропавшем, лишь бы она была.

— А есть ли среди участников вашего отряда те, у кого родные или друзья пропали без вести?

— Есть. Несколько человек. Они всегда откликаются на любой призыв о помощи.

— Как правило, люди обращаются с заявлением в полицию, если хотят найти человека. Беретесь ли вы за поиски, если заявление в полицию не написано?

— В соглашении с УВД у нас прописан этот момент. Когда к нам поступает обращение, я всегда настаиваю на том, что нужно идти в полицию. Аргументов масса: у полиции есть такие ресурсы, которые нам попросту недоступны. Они могут поднять сотовых операторов, могут проверить по базам данных, покупал ли человек билет на любом из вокзалов или нет. В нашей официальной ориентировке прописан номер волонтера и номер оперуполномоченного. За распространение любой информации, связанной с поиском, мы несем полную ответственность.

Поэтому действуем следующим образом: если, по каким-то причинам, заявление в полицию не написано, у нас в группе «Вконтакте» есть кнопка «предложить новость». Человек заходит и самостоятельно описывает все подробности. Мы поможем, чем сможем, распространим информацию по всевозможным каналам, если удастся что-то выяснить о пропавшем – молниеносно сообщим, но ответственность за правдивость поиска нести не будем.

— А бывает ли такое, что люди обращаются к вам в корыстных целях? Хотят найти должника, например?

— Да. Но мы всё тщательно перепроверяем. Если человек приходит и говорит, что потерял отца, мы просим предоставить документ, подтверждающий родство с пропавшим. Как правило, если мы имеем дело с обманщиками, то они сразу исчезают. Город маленький, люди уже знают, как мы работаем, поэтому попытки нас обмануть случаются крайне редко.

Местная общественная организация «Азимут» существует полностью за свой счет. За ними не стоит ни один спонсор или попечитель. Аренда помещения, брендированная экипировка, оборудование – всё на собственные деньги. Поэтому, если у кого-то из наших читателей возникнет желание помочь «Азимуту» с приобретением раций, навигаторов и прочего необходимого инвентаря, можете смело связываться с руководителем группы, Еленой Толстеневой.

Наталья Донскова, волонтер МОО «Азимут»
Елена Толстенева, руководитель группы поиска пропавших «Азимут»

— Беретесь ли вы за поиски людей, которые пропали 20 лет назад?

— Да. И мы бесконечно горды за эти поиски. Расскажу вам об одном из них… До сих пор мурашки по коже…

Девушка из Башкирии. Мать её, в раннем детстве, по каким-то причинам, оставила. Воспитанием занимался отец и бабушка. Жилось ей нелегко. Потом, отец умер, бабушка тоже и оставшиеся родственники ее прогнали. Она уехала жить в Анапу.

Долгое время пыталась найти свою мать, пыталась понять, почему та с ней так поступила. Позже выяснилось, что мать умерла. Далее, девушка узнала, что мать долгое время прожила в браке с мужчиной.

Так вот, она обратилась к нам с просьбой найти этого мужчину. Были предположения, что он находится в Нижневартовске.

Мы, с помощью сотрудников УВД, выяснили, что мужчина умер. Но нам, волшебным образом, удалось найти сводную сестру нашей героини, которая рассказала ей о том, как мать всю жизнь пыталась ее найти. Вы даже не представляете, сколько было счастья в глазах у этих людей…

Через несколько дней я увидела фотографии в соц. сетях, на которых запечатлены счастливые сестры, и радостная подпись: «Это моя сестра, наконец-то я ее нашла! Какая же она красавица!». В такие моменты мы понимаем, что всё не зря… Сейчас рассказываю Вам и слезы наворачиваются.

Есть ряд довольно простых правил, которые важно соблюдать, чтобы не потерять близких и не потеряться самому. Все они вроде бы очевидны и понятны, но почему-то мы так часто о них забываем.

Один из поисковиков сказал: «Пока мы лежим в теплой уютной постели, кто-то ищет выход из леса, и эта мысль мешает нам спать спокойно.»

Давайте беречь себя и своих близких! И возможно тогда, эти смелые люди с добрым сердцем, которые готовы тратить свою жизнь на спасение других, жертвуя сном и отдыхом, будут, хоть иногда, высыпаться…

12
0
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии